Бесплодие не приговор. Репродуктолог Алена Штайнке о национальных особенностях ЭКО, работе гинекологом и женском счастье
Истории

Бесплодие не приговор. Репродуктолог Алена Штайнке о национальных особенностях ЭКО, работе гинекологом и женском счастье

11068

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. В 2019 году в нашей стране было разрешено проводить экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). Этот способ получить желаемую беременность в лабораторных условиях используется во всем мире вот уже более 40 лет и является единственной возможностью для многих пар наконец-то обрести радость стать родителями.

Как менталитет и религия влияют на выбор супругами искусственного оплодотворения и сложно ли женщине работать в этой сфере, которая долгие годы была табуированной? Насколько искусственное оплодотворение безопасно и доступно в нашей стране? К чему нужно быть готовыми супругам? Могут ли одинокие женщины стать матерями?

Обо всех этих нюансах мы поговорили с одним из ведущих специалистов по бесплодию и ЭКО в нашей стране Алёной Штайнке. 

Шанс на радость родительства

– Какова статистика по бесплодию в Узбекистане? Это чаще женская или мужская проблема? Вследствие чего оно наступает?

– Раньше превалировало женское бесплодие. Сейчас статистика немного изменилась: за последний десяток лет значительно выросло и мужское бесплодие. Сейчас даже у молодых парней 1996-2000 годов рождения эта проблема стоит очень остро, часто сталкиваемся с таким диагнозом, как азооспермия. В процентном соотношении я бы сказала, что сейчас 60% приходится на женское бесплодие, 40% – мужское. Из моих пациентов, которые обращаются с этой проблемой, как правило, 4 из 10 – это мужчины.

Не знаю, с чем конкретно это связано. Но мужское бесплодие – это очень часто следствие перенесенных в детстве заболеваний, эпидпаротита, например. Однако нам не всегда удается это выяснить, потому что ни парень, ни его родители не в курсе, чем он болел в детстве. Достаточно частой причиной как мужского, так и женского бесплодия являются родственные браки, которые все еще часто у нас встречаются.

На самом деле причин очень много, но какой бы она ни была, самое главное – вовремя обратиться к специалисту, чтобы поставить правильный диагноз и приступить к решению этой проблемы. Время – это решающий фактор в этом вопросе.

– Когда стоит подозревать бесплодие и начать обращаться к специалистам?

– Если беременность не наступает в течение года при активной половой жизни, то это уже повод обратиться хотя бы в местную поликлинику и сдать самые простые анализы, чтобы понять, где и что не так у обоих супругов. Если решение проблемы затягивается более чем на 3-4 цикла, то тогда уже стоит обращаться к репродуктологам. Не знаю радоваться этому или нет, но есть молодые пары, которые уже через 3-4 месяца неудачных попыток зачать ребенка, бегут к врачу. Это слишком малый срок, чтобы делать какие-то выводы.

– Искусственное оплодотворение официально разрешили два с половиной года назад. Успел ли Узбекистан за это время изучить вопрос, подготовить специалистов? Многие едут делать ЭКО в Турции или Израиле. Чем это обосновано (недоверием к специалистам, высокими ценами)?

– Мы были к этому готовы. В Казахстане и близлежащих странах это уже было очень развито, и мы занимались транспортными протоколами: готовили пациентов и отправляли их для проведения процедуры за рубеж. Поэтому нам приходилось изучать этот вопрос, мы также ездили на различные стажировки. И именно те врачи, которые так сказать стояли у истоков, стали говорить о том, что и в нашей стране необходимо разрешить ЭКО, что бесплодных пар очень много и некоторые не могут выехать за границу в силу каких-либо обстоятельств. К тому же и сам перелет может негативно отразиться на развитии плода и стать причиной выкидыша.

Несмотря на то, что прошло слишком мало времени с момента разрешения этой процедуры в Узбекистане, я считаю, что мы ничуть не уступаем специалистам, которые занимаются этим вопросом десятки лет. Немногие знают о масштабности наших результатов, некоторые пишут, что в Узбекистане в принципе нет ЭКО. Однако за эти два года у нас родилось столько детишек. Возможно, в силу нашего менталитета большинство женщин скрывают, что они родили детей благодаря такой процедуре, не выступают в нашу защиту.

Если пройтись по статистике, то из 10 женщин четверо получают желаемую беременность. Остальные шесть – пациентки, которые не смогли забеременеть в силу возраста или особо тяжелых диагнозов. В целом, я считаю, что нашим гражданам не стоит уезжать в другую страну для выполнения программ ЭКО.


– Доступная ли эта процедура в Узбекистане? Вопрос не только о стоимости. Существует ли какой-либо регламент ее проведения – ее могут позволить себе только семейные женщины? Что насчет населения в регионах?

– Стоимость программы ЭКО в клиниках Узбекистана почти одинаковая. Среднестатический гражданин нашей страны вполне может себе ее позволить.

Относительно доступности процедуры в регионах, хочу сказать, что ЭКО-центр с хорошим современным оборудованием есть в Фергане. За 5 месяцев работы там уже добились хороших результатов.

У нас запрещено донорство и программы ЭКО для пар, которые не состоят в официальном браке. Возможно, из религиозных соображений. Поэтому женщина, не состоящая в браке, не может воспользоваться этой возможностью. Таких пациенток нам все еще приходится отправлять на процедуру в другие страны по транспортному протоколу.

– Как проходит экстракорпоральное оплодотворение?

– Программа ЭКО включает в себя несколько циклов. На первом этапе изучается ситуация в целом – что уже было сделано. Также паре нужно сдать перечень анализов. Большую часть анализов придется пройти женщине, организм которой подвергается гормональной стимуляции. Наверняка, вы знаете о слухах, что ЭКО якобы вызывает раковые заболевания. Сама по себе процедура не способствует появлению онкологии, но если уже имеется очаг, то гормональная стимуляция может дать рост раковым клеткам. Поэтому врач должен быть уверен, что процедура не нанесет вреда женщине. В целом, если все гладко, то процесс подготовки занимает примерно месяц.

Далее обсуждается договор с ЭКО-центром, пара знакомится с процедурой, ей объясняют всевозможные осложнения и исходы программы. Только обговорив все нюансы, можно приступать к гормональной стимуляции яичников. Стимуляция нужна для того, чтобы получить сразу несколько фолликулов, поскольку среди них бывают пустые – не содержащие яйцеклеток.

Кроме того, не все яйцеклетки могут быть качественные и способные к оплодотворению. Для каждой женщины выбирается индивидуальный протокол программы и препараты для стимуляции. Через 9-14 дней происходит забор яйцеклеток и мужского биоматериала, затем оплодотворение. Чаще всего эмбрионы культивируют до пятых суток, после чего они либо сразу переносятся в полость матки, либо замораживаются.

– Всегда ли это 100% гарантия того, что желаемая беременность наступит? От чего зависит положительный результат процедуры?

– Конечно, мы со своей стороны сделаем все, чтобы пациентка ушла от нас беременной. Но это не дает 100-процентного наступления беременности. В медицине гарантии быть не может. Мы можем не получить качественные яйцеклетки, у нас могут не сформироваться эмбрионы до этапа, когда их можно будет подсаживать в матку. Яйцеклетки могут вовсе не оплодотвориться. Это будет зависеть от качества биоматериала, возраста пациентов.

Поэтому возраст обоих супругов – это один из основных факторов, который влияет на положительный результат. Чем моложе, тем качественнее клетки можно получить, тем больше вероятность, что беременность наступит с первой подсадки. В целом, статистику в плане ЭКО делают женщины с непроходимостью маточных труб: они вполне здоровы, однако в силу механического препятствия не могут забеременеть. Такие пациентки сразу идут на процедуру в молодом возрасте.

Многое также зависит от послушания пациентки: препараты, назначенные в протоколе стимуляции, нужно принимать строго в одно и то же время, даже несколько минут могут сыграть роль, и в итоге клетки могут оказаться пустыми, может произойти овуляция. Когда мы работали с женщинами в Фергане, было очень сложно это объяснить. Некоторые скрывали, что не вовремя сделали укол, и нам приходилось ломать голову, что же пошло не так. Те, кто действует по плану, как правило, имеют успех.

От того, с каким настроем пришли пациенты, тоже очень многое зависит. Если пара с позитивом прошла весь протокол и даже неудачи воспринимала без негатива, она обязательно добьется результата, нежели те, что изначально ко всему относились с недоверием.

– В каких случаях ЭКО не рекомендовано?

– Процедура с применением гормональной стимуляции не рекомендована пациенткам, которым нельзя ее получать. В частности, тем, у кого были какие-то онкологические заболевания. Для них есть ЭКО в естественном цикле. При таком раскладе мы ждем, когда фолликул вырастет естественным путем. Однако здесь мы можем не получить клетку вовсе либо получить один единственный эмбрион – т.е. один шанс на беременность.

Также ЭКО не делается людям с психическими нарушениями, туберкулезом, а также в нашей стране ВИЧ-инфицированным.

– Беременность в результате ЭКО протекает так же, как и наступившая естественным путем? Нужен ли какой-то особый уход в период развития плода?

– Да, такая беременность протекает точно так же, как и наступившая естественно. Единственный момент, в первый месяц еще нужно принимать наши препараты. Их отменяют, когда есть полная уверенность в том, что беременность прогрессирует, а пациентка может быть передана под наблюдение обычных акушеров-гинекологов. И если она сама не скажет, что получила беременность таким способом, никто и не отличит.

Роды также проходят естественным путем. Нет показаний, что ЭКО – это обязательно кесарево сечение. Но, вероятно, просто из-за того, что женщины долго ждали этого ребенка, они боятся его потерять и настаивают на таком способе родоразрешения.

– Существует ли какая-либо опасность, связанная с искусственным оплодотворением (проблемы со здоровьем новорожденных, матери)?

– Возможен единственный риск в том случае, если производится перенос эмбрионов в свежем цикле (в том же цикле, когда делалась стимуляция), когда яичники увеличены в размерах – наблюдается так называемый синдром гиперстимуляции. Однако это преходящее состояние, все довольно быстро приходит в норму. Других рисков нет. Дети рождаются абсолютно нормальными и ничем не уступают своим сверстникам. 


ЭКО и менталитет

– У нас довольно специфичное общество: как относятся к ЭКО в стране? Было ли такое, чтобы, общаясь с Вами, кто-то сказал, что это нарушает природу вещей?

– Должна сказать, сейчас к этому относятся очень даже хорошо. Два года назад, конечно, было сложнее. Однако, перепробовав множество разных методов и не добившись результата, пары начинают смотреть на это совсем другими глазами: они стали узнавать у знакомых, читать в Интернете и приходить к совсем иному мнению. Негативные отзывы обычно звучат от люди, которые не столкнулись с этой проблемой, у которых все беременности наступили естественным путем без долгого ожидания.

– Какие чувства испытывают женщины, которые к вам обращаются за помощью (стыд, страх, сомнение, стеснение и т.п.)? Они приходят с супругами?

– Мы просим, чтобы мужчина тоже присутствовал и услышал от нас, какие шансы и риски имеются. Бывает даже, что приходят всей семьей – отец и мать, брат, сват и т.д. Очень много молодых женщин, которые вступают в программу ЭКО по мужскому фактору. И меня это очень радует, что это абсолютно нормально воспринимается и самой женщиной, и ее семьей. Конечно, есть и те, кто скрывают, что прибегли к этой процедуре, чтобы не отвечать на тысячу вопросов родственников и соседей, у которых все случилось естественным образом.

Все еще остаются те, кто не принимает этот метод, однако это вопрос времени. Ситуация постепенно меняется. Мне кажется, что вскоре это войдет в обиход и среди тех, у кого не наблюдается никаких проблем с зачатием. Допустим, просто потому что нужна двойня. Есть пары, которые приходят на процедуру потому, что у супругов не совпадает график половой жизни (к примеру, муж в постоянных разъездах и не попадает в дни овуляции). Кроме того, ЭКО дает возможность провести генетическую диагностику эмбриона перед подсадкой и получить заведомо здоровое потомство.

В целом, к нам каждый день приходит по 10 человек, и каждый с болью и последней надеждой. Поэтому в ЭКО-центрах должен быть психолог. Впрочем, мы и сами научились поддерживать своих пациентов. Мы и наши пациентки как одна большая семья.

– В одном из интервью Вы сказали, что ведется просветительская работа по данному вопросу, в частности, в регионах. Вы сами продвигаете эту тему в массы через соцсети. Дает ли это результаты: количество обращающихся увеличивается?

– Да, это очень помогает. Многие считают, что это реклама. Но я не делюсь обычными историями беременности молодых девушек, у которых все легко получилось. Я рассказываю о таких случаях, которые у меня самой вызывают мысли "неужели у нас получилось?" Это дает какую-то надежду тем женщинам, которые ее почти потеряли. Многие приходят именно благодаря этим историям. Конечно, хотелось бы, чтобы об этом рассказывали сами женщины, но вероятно ввиду менталитета они не будут делиться таким сокровенным. 


Профессия – дарить счастье в каждый дом

– Почему решили стать акушером-гинекологом? Что для Вас Ваша работа?

– Врачом я хотела стать с детства. На 4 курсе, когда начался курс акушерства и гинекологии, я поняла, что другое направление уже не интересно. Работала в родильном направлении, когда же столкнулась с бесплодными парами, стала интересна репродуктология.

– Были ли какие-то уникальные случаи в Вашей практике репродуктолога?

– Да, такое часто встречается. И именно такие тяжелые случаи очень стимулируют. Кроме как чудом, их не назовешь. У тебя может быть десятки ожидаемых успешных беременностей, но один такой случай дает столько энергии и вдохновения творить дальше. Поэтому сложные пациенты нужны нам, они дают нам возможность решать сложные задачи, чтобы мы не расслаблялись и не думали, что мы уже все умеем.

– В одном из своих постов Вы писали, что иногда отговариваете пациенток от ЭКО. Почему?

– Иногда приходят пары на ЭКО, но ты понимаешь, что у них все хорошо по анализам и, возможно, они просто торопятся. Опять-таки в силу менталитета: если через год у пары нет ребенка, то начинаются пересуды. Мне не всегда легче взять и сделать им ЭКО. Если я вижу, что пара вполне перспективна для естественного зачатия, я буду их отговаривать.

– Ваша работа определённо связана с эмоциональными переживаниями: наверняка, приходится как радоваться, так и огорчаться. Сталкиваетесь ли с моральным выгоранием и как справляетесь с этим?

– Вообще мой день зависит от анализа ХГЧ – когда женщина узнает, она беременна или нет. Положительные результаты делают мой день. Узнав про отрицательные – все становится не в радость. Конечно, пациенты переживают больше, чем мы. Но мы однозначно волнуемся не меньше. Потому что я знаю истории этих пациентов, я знаю, как они ждут эту беременность, что они, например, потратили на процедуру последние деньги, кто-то влез в долги ради этого. Все это ты пропускаешь через себя. Поэтому психолог нужен не только пациентам, но и нам, врачам, тоже.

И, конечно, однозначно нужен отпуск. Когда все эти истории через тебя проходят, как позитивные, так и негативные – это действительно истощает морально. Вообще я стараюсь не делать больше 15 программ в месяц, поскольку чем больше протоколов, тем ниже качество, тем меньше времени я смогу уделить каждой пациентке.

– Вы помогаете людям обрести счастье материнства и отцовства. Считаете ли Вы себя счастливым человеком?

– Да, абсолютно. Я не говорю уже о том, когда получаю положительные результаты беременности (ЭКО ли, естественная ли). Могу однозначно сказать, что занимаюсь до безумия любимым делом. И если все это забрать у меня, посадить дома и сказать "будь домохозяйкой", то я, наверное, от этого сойду с ума. Я еще ни разу не проснулась утром с мыслью "ужас, опять на работу". Мне это все безумно интересно, тем более технологии и оборудование совершенствуются, чтобы получать больше положительных результатов.

– Что посоветуете парам, которые не могут стать родителями?

– Первое, что могу посоветовать – не тянуть со временем. У мужчины репродуктивный возраст длится дольше, у женщины он очень короток (оптимально до 35 лет).

Второе – не опускать руки и не обвинять друг друга, если пройдено уже несколько программ, но беременность так и не получена. Стоит, все еще взявшись за руки, продолжить этот путь, чтобы преодолеть это испытание. Таких пар много, есть те, у кого 10 программ позади, ты их подбадриваешь и видишь, что они в отчаянии и не хотят тебя слушать. Но через какое-то время, они все же понимают, что останавливаться не нужно. Конечно, это не касается тех, у кого нет никакой перспективы иметь детей – вселять ложные надежды тоже неправильно.

Тем не менее, для многих сегодня бесплодие не приговор, как это было 10-20 лет назад. Просто с этим нужно разбираться, нужно доверять своему врачу и, возможно, немного верить в чудо. Это вдохновляет.


Сегодня тот самый день: заходи на наш Telegram-канал.   



Эмоции от статьи
Нравится
0
Восхищение
0
Радость
0
Удивление
0
Подавленность
0
Грусть
0
Разочарование
0
Не нравится
0



1комментарий

Авторизуйтесьчтобы можно было оставлять комментарии.


USER_ID and USER_SESSION_ID undefined

Другие новости

Загрузка....
18+