25 Июня 2019, 18:09 42432 ... Общество
Бывший первый секретарь ЦК ЛКСМ Раъно Абдуллаева долгие годы не давала интервью. Теперь она рассказала о "хлопковом деле" и застенках КГБ

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Национальное информационное агентство опубликовало интересное интервью с бывшим секретарем ЦК Компартии Узбекистана Раъно Абдуллаевой. Она рассказала неизвестные факты из жизни прежних руководителей Узбекистана.

С 1963 года Абдуллаева была первым секретарем Центрального Комитета ЛКСМ Узбекистана, затем – заместителем председателя Совета Министров республики, с 1987 года – секретарем по идеологии ЦК Компартии Узбекистана.

Предлагаем вам выдержки из ее интервью.

– Раъно Хабибовна, вы долгие годы не давали интервью. О чем думаете сейчас и что вспоминаете?

– Много воды утекло. Даже в последние три года очень много положительных изменений, что уж говорить о десятках лет. В руках нового молодого поколения будущее всего народа и государства. Об этом много говорит наш Президент Шавкат Мирзиёев. За прошедшие 74 года в Узбекистане ничего подобного не происходило. В одном из своих интервью я уже говорила, что узбекский народ очень счастливый народ. Всевышний обычно раз в сто лет дает стране такого умного, способного на великие дела главу государства, чтобы он заботливо управлял своим народом.

Нам же за сто лет он дал сразу трех. Первым, по моему мнению, был Файзулла Ходжаев. В свое время он верой и правдой служил царской России. Но Советы уничтожили Хорезмское ханство, Бухарский эмират и Кокандское ханство. Вместо них в Средней Азии образовали несколько республик, среди которых и Узбекская.

Счастье узбекского народа заключалось в том, что Файзулла Ходжаев был умным, высокообразованным человеком, он много ездил по Европе, России. Получил разностороннее и глубокое образование. Он хорошо знал историю и был в курсе всех происходящих в мире событий. Он был председателем правительства Узбекской республики.

Второй великий руководитель Узбекистана - Шараф Рашидович Рашидов. В период его правления очень большое внимание уделялось духовному воспитанию молодежи, любви и преданности Родине. К этой работе привлекались и партийные, и комсомольские организации, и государственные учреждения. У него была только одна основная мечта – сделать народ богатым и счастливым.

Первое метро в Средней Азии было построено у нас. А знаете ли вы, сколько раз он был у Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева по вопросу строительства метро в Ташкенте. Сколько раз был в Совете Министров СССР? Десятилетиями занимался вопросами разработки месторождений золота, добивался решения вопросов по запуску многотрудного и капиталоемкого сложного производства. Говорил, что это значительно повысит жизненный уровень населения страны, что страна будет богаче. Навои, Зарафшан были построены под руководством Шарафа Рашидова.

– Возвращаясь к личности Шарафа Рашидова, говорили, что он обладал способностью воздействовать на человека гипнозом...

– Он обладал только одной способностью: от общения с ним люди становились лучше. Он воспитывал своим благородным поведением, подавал личный пример во всем. И каждый стремился быть как можно ближе к нему, желал побеседовать с ним, услышать хоть раз его слова, особенно совет. Мы, молодежь того времени, являясь комсомольцами и активистами очень тянулись к нему.

А слово "гипноз" однажды произнес первый секретарь Усманходжаев, после чего решение 16-го пленума ЦК КП Узбекистана неправильно истолковали. В тех документах нет ни одного плохого слова в адрес Шарафа Рашидова. К сожалению, среди тех, кто был рядом с Шарафом Рашидовым, кого он поддерживал, были люди со скрытыми черными мыслями, желанием занять его место. Но их планы не осуществились, руководителем стал Усманходжаев.

– Говорили, что в то время вы были против проведения праздника Навруз. Это правда, или такие разговоры кому-то были нужны?

– Буду говорить, основываясь на конкретные документы. Я собрала всех секретарей по идеологии и сказала, что во многих государствах отмечают много весенних праздников. У нас есть праздник Навруз, который проводили кто как мог. Он не был всенародным праздником. Я предложила проводить праздник организованно, красиво, запоминающимся. Зааплодировали и приняли предложение.

Стали готовить документы. Впереди был целый год. Я поставила вопрос "Как назвать, Навруз или Навбахор?" и внесла на рассмотрение на заседание Бюро ЦК. Время шло, а результата не было. Несмотря на это, мы готовили концертную программу, планировали оформление. 7 марта меня вызывают на заседание Бюро ЦК, на котором также присутствует второй секретарь ЦК Анищев из Москвы, секретарь ЦК по сельскому хозяйству.

Усманходжаев спрашивает меня "Товарищ Раъно Хабибовна, вы собираетесь отмечать какой-то праздник весны?". Я ответила, что согласовала с ним, но постановления пока нет, но мы готовимся. Тогда Нишонов сказал, что это религиозный праздник и спросил, зачем я поднимаю этот вопрос. Алимов начал осуждать мои действия, а Антонов обвинил меня в том, что государству не досдали 500 тысяч тонн хлопка.

Он сказал, что я дала указание журналистам критиковать тех, кто применяет дефолианты. Меня все это очень возмутило, и я ответила Антонову, что согласна извиниться перед народом за свою ошибку, но он должен своего внука или внучку посадить на хлопковое поле, над которым самолет будет опылять бутифосом. Все умолкли.

– Несмотря на то, что Усманходжаев был первым секретарем, он остерегался вас. Ходили слухи, будто Лигачев сказал, что вы будете первым секретарем ЦК Компартии Узбекистана. Насколько все это соответствует истине?

– Да, такие слухи были. В то время несколько человек из Узбекистана работали в аппарате ЦК КПСС в Москве. Они распространяли или другие, не знаю, но отношение ко мне со стороны Усманходжаева изменилось. Однажды вызвали на заседание Бюро ЦК, на котором Антонов сказал, что из-за меня не сдали план по хлопку, а Рафик Нишанович спросил, зачем надо было пропагандировать праздник Навруз.

Еще один сказал, что я не езжу по районам, не встречаюсь с людьми. А я буквально днем раньше была в районах, принимала людей, слушала их жалобы. Про себя я подумала, какие же недостойные, низкие люди. В результате меня сняли с работы. Как затем выяснилось, это было организовано первым секретарем ЦК Усманходжаевым.

К тому же близкие связи с Москвой были и у Нишанова. Усманходжаев крепко держался за свое кресло, боялся, что отберут должность. Остальные тоже желали продвижения по службе. После увольнения три месяца ходила без работы. Затем спросили, что я хочу. Когда сказала, что пойду работать в Институт истории, меня направили туда старшим научным сотрудником.

Однажды зашли в кабинет трое и сказали, что нуждаются в советах. Отметили мой опыт, знания происходящих событий в республике. Оказалось, что они из Генеральной прокуратуры СССР. Ничего не подозревая, я согласилась. У подъезда ждал автомобиль, который вскоре довез нас до здания КГБ. Весь второй этаж занимали Гдлян, Иванов и те, кто приехал из Москвы вместе с ними.

Как стало известно потом, оказывается приехал и заместитель Генерального прокурора СССР, которым в то время был Катусев. Он и начал задавать вопросы о взяточничестве, о том, почему много преступлений в Узбекистане. Я сказала, что Шараф Рашидов в своих выступлениях резко критиковал взятки, об этом мы писали и в наших постановлениях.

Он резко спросил, брала ли я взятку. Я попросила его не использовать такие слова в мой адрес, напомнила о моем авторитете в обществе. Они же сказали, что у них есть заявления от уважаемых людей.

Я еще раз подтвердила, что никогда взятки не брала и не давала. Катусев вышел, к допросу перешел Гдлян: "Ты что не знала, с кем разговаривала, он ведь заместитель Генерального прокурора СССР. Лучше признайся, что ты брала, расскажи, у кого и сколько. На тебя дают показания люди, которые работали на больших должностях. Говорят, что тебе давали взятки".

Я поинтересовалась, кто эти люди. В ответ услышала: "Когда придет время, скажем". Тогда я напомнила, что мой отец был работником КГБ, очень авторитетным человеком, что я дочь своего отца и не буду говорить то, чего не делала. Можете хоть повесить, хоть застрелить. "Тогда арестуем!", последовал ответ.

Я согласилась, и они забрали мою сумку, ключи от квартиры. Затем вызвали двух сотрудников. И здесь в Ташкенте, в здании в котором работал мой отец, через 50 лет после его убийства, меня взяли в тюрьму. Отца убили в 1937 году, а меня арестовали в 1987 году.

Я лежала в камере КГБ. Ежедневно по 3-4 раза вызывали на допрос. Родные, узнав об аресте, несколько дней ходили отрешенные, ничего не видели, ничего не слышали. Затем в доме был обыск. Ничего не нашли. Забрали только зарплату мужа за несколько месяцев.

Через некоторое время дочке сказали, чтобы принесла теплое пальто, другую одежду и объявили, что меня этапируют в Россию. Вскоре меня забрали в Москву. Хочу отметить, что те, кто только вчера обращались ко мне с уважением, называли Раъно опа, начали давать ложные показания. Из женщин в такой ситуации была только я одна, все остальные – мужчины.

Вот так, в горькой обиде и в невосполнимых потерях прошли мои те годы. С теми, кто давал против меня показания, я больше не встречалась. Только на столетии Шарафа Рашидова один подошел ко мне, упал на колени и попросил прощения. В то время этот человек занимал большую должность в автономной республике. 

– Расскажите, пожалуйста, что вы знаете об отношениях Шарафа Рашидова и Леонида Брежнева.

– Очень хорошие были отношения у них. Брежнев с большим уважением относился к Шарафу Рашидову. А Шараф Рашидов с кем бы не общался разговор начинал "дорогой мой брат". Я это слышала сама, когда была в его кабинете. Почти все министры союзных министерств и ведомств тоже с большим уважением, очень тепло относились к Шарафу Рашидову.

К примеру, Чингиз Айтматов выступил с большой, серьезной публикацией о надуманном "узбекском деле", осудил такое отношение, оскорбляющее чувство целого народа. Писал о редком благородстве, присущем узбекскому народу, защитил его честь. Он также горячо защищал Шарафа Рашидова, перечислил все благородные качества этой личности. Авторитет Шарафа Рашидова был очень высок перед Союзным руководством и работниками ЦК КПСС.

Но с первых же дней правления Андропова появились разные разговоры, взгляды, началось гонение на Шарафа Рашидова. Появились различные дела. Начали говорить о существовавшей якобы семейственности, круговой поруке. На самом деле все было по-другому. Вот, к примеру, сын Шарафа Рашидова – Ильхам. Работал в КГБ. Умный юноша, внимательный, ценный специалист в своем деле.

Сколько агентов внешней разведки, которые занимались подпольной работой в Узбекистане, он раскрыл. Много крупных дел раскрыл. Арестовал их. Он был очень перспективным работником. Его незаконно уволили с работы. Дочь Сайёра – директор Института химии, через семь лет после смерти отца она стала академиком Академии наук Узбекистана. Младший брат Шарафа Рашидова Асил ака – скромнейший человек, большой ученый, хороший специалист. Я не видела, чтобы кто-то из них вел себя недостойно или кичился тем, что брат, отец – первый руководитель республики.

– Раъно опа, расскажите, пожалуйста, о вашем творчестве, ведь вы написали книги, выпустили их в Москве.

– Я всегда жила только книгами. Читала, писала. Сочинила балладу о матери, написала книгу о детях, издала на русском языке. Написала книгу о Ленине. Одну книгу посвятила трагическому распаду Советского Союза. Затем выпустила книгу "Преодоление Ада", основанную на моем выступлении на заседании Верховного суда. В переполненном зале я выступала семь часов, вскрыла все преступные деяния. Обосновала каждый факт. Я полностью опровергла все наветы на меня. нужно быть предельно точным, убедительным.

Я сказала, чем занимался Катусев, что осужденного человека можно освободить только на основе постановления Президиума Верховного Совета СССР. А он сам подписывал постановление, сам лишал свободы. Кто дал ему такое право? Из всех осужденных одна я, дочь узбекского народа, была оправдана. Меня оправдали с редкой формулировкой “из-за отсутствия состава преступления”. Если бы тогда возбудили дело против Гдляна, Иванова, Катусева и Каракозова, то такого беззакония не было бы. А Нишанов осуществлял политическое руководство этих дел, придумал грязное выражение "шарафрашидовщина".

Один из самых известных сотрудников Генеральной прокуратуры Горев, выступая на суде в Москве, сказал, что я не виновата. Но, несмотря на то, что я была оправдана, считала, что все равно никакую работу мне не предложат. Никакие мои книги издаваться не будут.

Ни газеты, ни радио, ни телевидениt не будут интересоваться моей личностью. Мое интервью опубликовал Ахмаджан Мухтаров, через считанные дни его сняли с работы. Затем была поэтесса Халима Худайбердиева. Никто не знал, почему их снимают с должностей, а я понимала: они дали положительное интервью со мной.

Как-то подошел руководитель одного из издательств и говорит: Раъно опа, давайте опубликуем ваши статьи, подготовьте их мне. Я ничего не ответила, ибо я знала, что они не будут опубликованы. Сначала он был очень активен, а потом исчез. Вскоре я узнала, что они припугнули его, сказали, только попробуй опубликовать, мы в издательство такую ревизию пошлем, что не позавидуешь.

Не пропусти ничего важного: больше новостей в Telegram-канале Podrobno.uz.

Материал подготовил(а):
  • Зарипов Каллибек | 29 Июня 2019, 01:01 | #

    А кто третий?

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Последние новости

16 Июля 2019, 07:22

Узбекистан рассматривает ряд стран для предоставления им безвизового режима

16 Июля 2019, 07:03

Новый рекорд. Свыше 1 миллиона абитуриентов сдали свои документы в вузы страны

16 Июля 2019, 06:19

Нужны ли Узбекистану новые Boeing 787, или в чем заключается стратегия "Узбекистон хаво йуллари" по покупке самолетов

15 Июля 2019, 22:33

Во вторник в Узбекистане можно будет наблюдать частичное лунное затмение

15 Июля 2019, 22:13

В Ташкенте пройдет первое заседание узбекско-афганской Совместной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству

15 Июля 2019, 21:59

В Узбекистане переформатируют систему колледжей

Популярное

12 Июля 2019, 18:21

Археологическая сенсация: узбекские археологи обнаружили легендарную Александрию Оксианскую

9 Июля 2019, 17:54

На Узбекистан надвигается гармсиль. Узгидромет предупреждает об очень жаркой погоде

11 Июля 2019, 18:43

Имею право. Как общаться с инспектором УБДД. Главное

10 Июля 2019, 14:12

Мясо на столичных рынках продается по цене 32-36 тысяч сумов за кг – ташкентский хокимият

15 Июля 2019, 07:35

Мясо по 32 тысячи: почему это не работает на всех рынках и в магазинах

10 Июля 2019, 08:34

Будет ли в Узбекистане легализован медицинский каннабис – ответ главы Агентства по развитию фармотрасли

Возврат к списку