23.08.2017 07:27 4658 ...
Андрей Слоним: настало время формировать моду на театр

Узбекистан, Ташкент - АН Podrobno.uz. Большой театр удивит столицу открытием нового сезона. Эта сокровищница настоящих мастеров своего дела - поражает масштабом, удивляет репертуаром и заставляет возвращаться снова и снова благодаря необычным, ярким постановкам классики. Кто стоит за всем этим? Кто умело «дергает ниточки» общего механизма под названием «спектакль»? В чьих руках атмосфера, чувства, зритель?

В нашем интервью с Заслуженным деятелем искусств  Узбекистана, режиссером-постановщиком Государственного академического Большого театра имени Алишера Навои – эксклюзивно про Любовь, про OPENAIR и Большой...

- У Вас очень интересная биография. Андрей Евсеевич, знаменитая семья, Вы – подающий надежды...физик. Папа – архитектор. Дедушка – врач. Что привело Вас в Большой?

- Музыка всегда звучала в нашем доме. Сколько я себя помню, в нашей семье боготворили оперу, симфонию.  У нас была очень богатая коллекция записей, которую я продолжаю пополнять. Мой папа, архитектор по образованию, автор целой архитектурной школы, очень тонко разбирался в опере и привил мне эту любовь. Я с четырех лет ходил в театр, не только на детские спектакли. Но и на взрослые оперные и балетные постановки.

Так вот, я стал школьником, окончил известную школу №110. Закончил ее с отличием, поступил на физфак Ташкентского государственного университета (нынешний Национальный университет Узбекистана). Все шло очень гладко, отучился четыре года. Но в какой-то момент я понял – не мое. И перевелся в Ташкентский Театрально-Художественный институт. Причем тогда там работал состав педагогов, соразмерный московским и питерским преподавателям театральных вузов. Например, Владимир Иогельсен – известнейший режиссер, театральный деятель и педагог. Не менее знаменитый маэстро режиссерского искусства – Иосиф Радун. И множество других, не менее значительных личностей.

- И вы начали учиться?

Я со всей полнотой вошел в этот процесс. Профессионально изучал не только режиссуру, историю и теорию театра, но и сценографию. Понял, что оперный театр – дело всей моей жизни. Знаете, очень стремительно, и, наверное, закономерно все стало складываться после этого. Я буквально «вжился» в театр, и, думаю, это взаимно.

- А свои первые работы, первые ощущения за кулисами, на сцене – помните?

- Конечно. Было волнение. Но была и предельная концентрация воли и внимания. Знаете, я и сейчас полностью вручную управляю спектаклями так, как диспетчер ведет самолет. Казалось бы – передай управление ассистенту, спустись в зал, посмотри, как реагирует зритель, насладись результатом…

Но, нет. За всю свою карьеру я ни разу этого не сделал. Все время руковожу процессом за кулисами. Отслеживаю всю постановку.


- И ни разу не было чувства, что «Все, надоело, сегодня без меня…»

- Разные бывают чувства. Но, в театре я, прежде всего, ценю процесс. И, как правило, -  не прихожу в восторг от результата.

- Недовольны артистами? Качеством исполнения? Декорациями?

- Поймите, спектакль – это не кинопленка. Постановка оперы, балета – живой организм, он каждый раз разный на сцене. Все зависит букально от тысячи факторов – состояний души и тела исполнителей, активности солнца, энергетики зала и многого, многого другого. Бывает и с артистами что-то, и с декорациями, и с другими факторами. Но это все – процесс. Моя задача – сделать так, чтобы он прошел максимально слаженно, чтобы все получали удовольствие, даже если где-то выложились не на полную.

- И такое бывает?

- Бывает. Я – тот человек, которого редко удовлетворяет результат. Для меня, куда большую ценность имеет процесс. К тому же, я уверен, что  к любому человеку можно найти свой подход, ниточку, за которую потянешь, и откроются свойства, о которых и сам артист не подозревает.. Я стараюсь улавливать такие вещи, быть на одной волне с артистом. Если он огорчен – ободрить, если что-то не получается – зацепиться за его сильнейшую сторону и вынести с ее помощью все в нужном мне направлении.

- Ваши постановки Вам нравятся?

- Есть мгновения удовлетворений, но я всегда знаю, как сделать их еще лучше. И как только отыгран спектакль, меня ждет бессонная ночь – в творческом поиске, решениях новых деталей и штрихов.. На утренней репетиции я могу начать уже заново прорабатывать с исполнителями роли и сюжет. Могу искать что-то новое в декорации, а я сам в большинстве своих спектаклей являюсь профессиональным художником-сценографом своих постановок. И автором костюмов.

- А какие Ваши работы запомнились больше всего?

- Первая работа – в Самаркандском театре на четвертом курсе мне доверили ставить «Риголетто». Затем, много интересных вещей поставил в оперной студии Государственной консерватории, куда меня пригласил сам Мухтар Ашрафи. Работал с легендарным дирижером Абдугани Абдукаюмовым. Потом, в Российской академии музыки имени Гнесиных ставил «Ведьму» по произведению Антона Павловича Чехова. Чуть позже там же осуществил этапно значительную для меня «Пиковую даму». С теплом храню в памяти и , наверное, самую оригинальную по формату постановку. Она была осуществлена… на терассе дома моего детства, который тогда был помещением Союза театральных деятелей, а руководила им сама Бернара Кариева. Она поддержала этот смелый проект – и был выпущен первый в Ташкенте оперный спектакль OPEN AIR – удивительная опера Н.Римского-Корсакова  «Моцарт и Сальери».


ПРО OPENAIR

То есть, на террасе вашего семейного дома, почти тридцать лет назад уже проходил спектакль в формате OPENAIR…

- Тогда это был скорее смелый эксперимент, чем формат. Мы сделали что-то, что полностью выходило за рамки привычной постановки. По сути, это и было первым опытом  OPEN AIR, хотя так и не называлось тогда – это был конец восьмидесятых.  Думаю, этим и запомнился этот интересный опыт..

Открытие 88 сезона в этом году, Первый национальный симфонический OPENAIR – тоже представляется  довольно смелым решением. Сейчас нередки вопросы – разве впервые оркестр и солисты выступают под открытым небом? Да, конечно,были небольшие выступления нашего оркестра на площади перед Большим, были концерты на летней площадке Дворца искусств «Туркистон». Но таких грандиозных декораций, оборудованного зала, настоящей сцены для спектакля под открытым небом – еще никто не делал. Обратимся  к мировой практике – все же, стилистика, масштаб и миссия таких вечеров– абсолютно разные. И демократизм приближения к зрителю, и… неведомое очарование звучания под необъятным небом, которое тоже излучает энергетику!

Расскажите подробнее, какие сюрпризы ждут Ваших зрителей? Уже начали репетировать?

- Да, как только театр вернулся из отпуска, сразу начали интенсивно репетировать. Знаете, у нас уникальная практика. В сезон мы играем каждый день практически, разные спектакли, несколько премьер в год. В таком режиме работают немногие мировые театры, и наш Большой в этом плане – сокровищница с точки зрения репертуара. Мы рады, что он пополнился достаточно креативной экспериментальной программой OPENAIR. С творческой командой театра мы очень своеобразно поиграли с музыкальными направлениями. Будут балетные номера под открытым небом, оркестр, оперные арии, классические вокальные номера… Но будут и произведения на грани симфо-эстрады, прозвучат творения и Н.Рота, и отрывки из музыки современных зарубежных юоевиков.Уверен, зритель в Ташкенте такого еще не видел!

Сезон начинается с абсолютно нового формата. До конца года сразу несколько премьер. Большой театр открывает новую страницу. Что-то меняется, в целом, в этой области искусства?

- Нельзя не отметить, что это открытие сезона – впервые поддержали на таком высоком уровне: и правительство, и социально ответственный бизнес. Мы поражены тем, что сейчас делают компании, которые поддерживают проект. НХК «Узбекнефтегаз» и компания TOPCongress. Благодаря им город получит новую «визитную карточку», а Большой – «свежее» веяние, вдохновение от «открытого неба» и поразительную энергетику зрителя. Она, кстати, очень чувствуется, когда стоишь за сценой…

ПРО БОЛЬШОЙ…

Вы говорите про новые веяния. А что сейчас с Большим? Почему нужно обновлять форматы, экспериментировать зрелищностью? Искусство – проигрывает?

- Давайте откровенно, не всегда у нас полные залы на премьерах даже. Это не говорит о том, что постановки плохие, или зритель не тот, или аудитория не готова. Да, опере и балету, возможно где-то не хватает зрелищности, той самой «сенсации». Не хватает им и высокопрофессионального PR, который в избытке окружает эстраду и поп-культуру. Нужны спонсорские вложения, как это происходит во всем мире – и тогда зрелищно-технический ряд оперы и балета совпадет с их высокой драматургией.  Картинка сольется с тем, что зритель хочет видеть…

А уж его желания и предпочтения – наша задача. Настало время формировать моду на театр, ажиотаж на билеты в Большой!


Как, например, в Москве? Что для этого нужно?

- Идти вглубь. Качественно расти артистам и исполнителям – необходимо, как воздух. Сейчас очень сильный перегиб в пользу конкурсов. Наши ребята, к сожалению, вынуждены принимать множество внешних предложений, потому что сам театр давно не гастролирует. Но, мы рассчитываем, что ситуация с этого года начнет меняться.

Создадутся условия – вернем  наши потерянные таланты. А ведь солисты ГАБТ успешно выступают в театре имени Станиславского-Данченко, например, НажмиддинуМавлянову, поющему практически во всей Европе - уже не раз делали предложения и из LaSkala.

Это внешние факторы. Как изменится Большой изнутри?

- Все взаимосвязано. Нужна зрелищность постановок. Мощные декорации, средства на них. После встречи деятелей культуры и искусства с Президентом, за каждым учреждением прикреплен спонсор. Большой театр теперь тесно связан в этом направлении с НХК «Узбекнефтегаз», надеюсь, это откроет нам новые перспективы.

Конечно, должны профессионально расти артисты. Не только как вокалисты и тапнцовщики, но и как – полноценные яркие Личности. Если мозг и душу  не тренировать, они, как и любая «мышца» - оскудеют. Нашим ребятам есть куда стремиться, вокруг – столько всего происходит в мире оперы и балета. С прессой еще много предстоит работать. Нужно и важно больше рассказывать о театре, больше приглашать сюда гостей, наших коллег из-за рубежа.

Думаю, все это – очень скоро случится.

А пока, мы с большой радостью будем ждать наших друзей на открытии нового 88 сезона! До встречи на Первом симфоническом OPEN AIR!

  • Комментарии отсутствуют

Авторизуйтесь чтобы можно было оставлять комментарии.


Возврат к списку